Главная - Другое - Диаграмма денежного рынка 2022

Диаграмма денежного рынка 2022


Прогноз банковского сектора на 2022 год: на игле льготных кредитов Поделиться Facebook Twitter VK


, директор, банковские рейтинги , старший директор, рейтинги кредитных институтов , управляющий директор, банковские рейтинги

  1. Несмотря на масштабные программы льготных кредитов в 2020 году, показатель кредитной активности сектора (отношение портфеля кредитов ФЛ и ЮЛ к привлеченным средствам ФЛ и ЮЛ) снизился на 2 п. п. до 76 %, поскольку кредитование росло медленнее, чем ресурсная база.
  2. Несмотря на рост ставок по кредитам, банкам не удастся удержать чистую процентную маржу на уровне 2020 года в связи с невысокими темпами роста кредитования и опережающим увеличением стоимости фондирования.
  3. Мы ожидаем ухудшения качества порядка 20–30 % реструктурированных кредитов ЮЛ и не менее 20 % льготных кредитов ЮЛ, что потребует доначисления резервов размере до 900 млрд рублей.
  4. Пандемия коронавируса увеличила число добровольных ликвидаций банков. В результате по итогам 2020 года впервые число добровольно ликвидированных банков превысило количество отозванных лицензий.
  5. По итогам 2022 года чистая прибыль сектора снизится на 20–30 % на фоне роста отчислений в резервы, сжатия чистой процентной маржи и снижения доходов от валютной переоценки.
  6. Кредитование в ключевых сегментах по-прежнему будут обеспечивать программы господдержки, однако темпы его роста будут ниже прошлогодних в связи со сворачиванием ряда программ.
  7. В 2022–2022 годах мы ожидаем стагнацию чистых процентных доходов и усиление роли комиссионных доходов и доходов от вложений в непрофильный бизнес. В результате банки станут одними из ключевых инвесторов в реальный сектор экономики.

Помимо принудительного отзыва лицензий тенденция по сокращению количества банков усиливается на фоне неблагоприятных экономических условий, ужесточения конкуренции за качественных заемщиков и повышения требований в части уровня диджитализации банковских услуг. Так, в последние три года банки активно участвуют в сделках M&A, а также стали чаще консолидировать дочерние банки с целью снижения издержек группы.

Небольшим и средним банкам все сложнее поддерживать приемлемые рентабельность и динамику бизнеса при слабых возможностях по наращиваю клиентской базы, что подталкивает их собственников к выходу из банковского бизнеса путем его продажи либо добровольной сдачи лицензии. В 2020 году впервые число добровольных ликвидаций кредитных организаций превысило количество отозванных лицензий (22 кредитные организации против 16). Причем число банков, присоединенных к другим игрокам на протяжении последних трех лет, было стабильным (10–12), а количество банков, добровольно сдавших лицензии в прошлом году, заметно выросло (с 2 в 2020-м до 9 в 2020-м).

Мы ожидаем, что число добровольных ликвидаций кредитных организаций будет оставаться высоким на горизонте трех лет.

По нашим оценкам, не менее 15 банков ежегодно будут добровольно покидать рынок в рамках присоединения к более крупным игрокам или в связи с добровольной сдачей лицензии. Несмотря на нестабильную экономическую обстановку в 2020 году, количество повышенных агентством «Эксперт РА» банковских рейтингов немного выросло по сравнению с 2020-м, а число пониженных рейтингов сократилось более чем в три раза.

Рейтинговые действия агентства отражают устойчивость банковского сектора к текущему кризису. Повышение рейтингов затронуло банки, которые имеют устойчивую бизнес-модель и достаточный запас прочности для абсорбирования последствий экономического спада.

При этом агентство изменило прогноз по рейтингам 26 банков, что в четыре раза больше, чем в 2020 году, более половины из них были пересмотрены в сторону ухудшения. Изменение прогноза на негативный коснулось банков, бизнес-модель которых наиболее подвержена рискам в связи с пандемией коронавируса. Однако исходя из текущего мониторинга динамики их финансовой устойчивости мы ожидаем, что большинство из них преодолеют текущие трудности.

Прогноз агентства «Эксперт РА» предполагает отсутствие введения повторных жестких карантинных и иных значимых ограничительных мер в связи с пандемией COVID-19, а также сохранение санкционного давления на текущем уровне до конца 2022 года. Несмотря на резкий рост инфляции в начале текущего года, мы считаем, что уровень инфляции по итогам 2022-го не столь значительно превысит таргет благодаря поступательному ужесточению денежно-кредитной политики.

При этом, по нашим оценкам, следующее повышение ключевой ставки произойдет не раньше 2-го полугодия 2022-го, на конец года мы ожидаем, что ключевая ставка будет в диапазоне 5–5,25 %. Ограничивать рост кредитования по-прежнему будет слабое увеличение реальных располагаемых доходов населения (+3 против снижения на 3,5 % в 2020-м) и ВВП (+3,2 против сокращения на 3,1 % в 2020-м), поскольку их прирост будет восстановительным и, по сути, компенсирует падение прошлого года.

2020 (факт) 2022 (прогноз) Темп прироста реального ВВП, % -3,1 3,2 Уровень инфляции по итогам года, % 4,9 4,1–4,5 Ключевая ставка Банка России (на конец года), % 4,25 5–5,25 Цена нефти марки Brent, долл.

за баррель (среднегодовая) 56 62 Среднегодовой курс RUB/USD, руб. 74 72 Реальные располагаемые доходы, % -3,5 3 Источник:прогноз «Эксперт РА» Мы ожидаем, что темпы роста кредитования в 2022-м будут ниже, чем в 2020-м, преимущественно за счет сокращения выдач льготных кредитов в рамках программ господдержки, которые были драйвером роста кредитования в прошлом году.

Программы льготного кредитования становятся все более значимыми для обеспечения роста экономики в связи с увеличивающимся дефицитом качественных заемщиков. Без субсидирования со стороны государства процентные ставки по льготным кредитам не покрывают уровня риска и не обеспечивают достаточной маржинальности для банков.

В то же время многие заемщики не смогут обслуживать кредиты с тем уровнем ставок, который готовы им предложить банки на рыночных условиях без государственных субсидий. Поэтому на среднесрочном горизонте рост кредитования в ключевых сегментах по-прежнему будут обеспечивать программы господдержки.

Так, несмотря на рекордный номинальный рост портфеля кредитов МСБ в 2020 году (+23 %) без учета выдач в рамках льготных программ (см. таблицу 2 в приложении), кредитный портфель МСБ, по нашим оценкам, сократился бы на 7 %.

В сегментах ипотечного и автокредитования около половины выдач также обеспечили программы льготного кредитования, без их учета по итогам 2020 года прирост портфелей составил около 11 и 4 % соответственно (с учетом госпрограмм 24 и 8 % соответственно).

Что касается динамики кредитования крупного бизнеса, то более половины прироста портфеля в 2020 году обеспечила валютная переоценка, без ее учета портфель вырос незначительно (+4 %). В 2022-м темпы прироста немного выше прошлогодних покажут только наиболее маржинальные сегменты кредитования (необеспеченные потребкредиты и автокредиты).

По нашим оценкам, портфель автокредитов прибавит 9 %, в т. ч. за счет продления программ льготного автокредитования «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль», без учета указанных программ прирост будет более сдержанным и составит порядка 5 %. Прирост портфеля необеспеченных потребкредитов – единственного сегмента кредитования, на который не оказывают влияние программы господдержки, – составит в 2022 году 10 против 9 % в 2020-м.

Прирост портфеля необеспеченных потребкредитов – единственного сегмента кредитования, на который не оказывают влияние программы господдержки, – составит в 2022 году 10 против 9 % в 2020-м. С 2-го полугодия 2022 года мы прогнозируем некоторое торможение потребкредитования в случае, если регулятор примет решение о необходимости дестимулирования активных выдач кредитов заемщикам с высокой долговой нагрузкой.

Мы ожидаем, что программа льготного ипотечного кредитования будет продлена до конца 2022 года, но со значительными ограничениями (в части количества регионов, повышения размера первоначального взноса, а также снижения максимального лимита стоимости жилья). Помимо этого, сдерживать рост ипотечного кредитования будут увеличение процентных ставок и повышение стоимости жилья. В результате ипотека останется драйвером рынка, однако темп прироста портфеля снизится до 15 по итогам 2022 года против 24 % в 2020-м, при этом без учета выдач в рамках программы льготной ипотеки прирост составит только 7 %.

На фоне сворачивания ряда программ льготного кредитования МСБ в 2022-м мы ожидаем прироста портфеля кредитов МСБ в пределах 15 против 23 % в прошлом году, без учета выдач в рамках программ господдержки прирост портфеля не превысит 6 %. В свою очередь портфель кредитов крупному бизнесу покажет динамику на уровне прошлого года (без учета валютной переоценки +3–4 %), поскольку в связи с пандемией коронавируса многие крупные компании урезали капитальные расходы, что привело к увеличению объема свободной ликвидности.

В 2022 году, по нашим оценкам, портфель гарантий увеличится на 12 против 10 % в 2020-м.

Поддержку рынку гарантий обеспечит рост объема госзакупок на фоне планируемого увеличения расходов на реализацию национальных проектов (на 4,4 %, до 2,25 трлн рублей), значительная часть которых связана с развитием дорожной инфраструктуры. Гарантийный бизнес остается одним из наиболее привлекательных для банков в связи с низким уровнем дефолтности.

Даже несмотря на рост выплат в 2020 году до рекордного уровня в 0,5 %, дефолтность гарантий остается значительно ниже, чем по кредитам. В связи со стабилизацией экономической ситуации в 2022-м, по нашим оценкам, раскрываемость гарантий заметно снизится относительно 2020-го (до 0,3 %), однако останется достаточно высокой в сравнении с 2020-м, поскольку в начале 2022 года истек срок моратория на банкротство компаний из пострадавших отраслей.

Источник: данные Банка России и публичной отчетности банков, прогноз «Эксперт РА» В 2020 году доля просроченной задолженности в кредитном портфеле ЮЛ и ИП практически не изменилась: по кредитам крупному бизнесу она выросла всего на 0,2 п. п, до 7,3 %, а по кредитам МСБ доля даже снизилась на 0,9 п. п., до 11 %. Отчасти долю просроченной задолженности размыли существенный рост льготного кредитования (по кредитам МСБ), а также валютная переоценка (по кредитам крупному бизнесу).

Однако наибольшее влияние, по нашему мнению, оказали меры господдержки, которые позволили отложить отражение в отчетности ухудшения качества кредитов.

Так, доля реструктуризаций из-за COVID-19 как в портфеле кредитов МСБ, так и в портфеле кредитов крупному бизнесу превысила 15 %.

В то же время доля просроченной задолженности в кредитах ФЛ увеличилась на 0,4 п. п., до 4,7 %, несмотря на значительный прирост портфеля, что обусловлено значительно меньшим объемом реструктурированных розничных ссуд в сравнении с кредитами ЮЛ (4,3 % на 01.01.2021).

Мы ожидаем, что основной негативный эффект от экономического спада из-за COVID-19 отразится на прибыли сектора в этом году после завершения моратория на банкротство заемщиков-ЮЛ и отмены послаблений по резервированию реструктурированных кредитов ЮЛ, объем которых превысил 6 трлн рублей. В связи с чем наибольшие риски увеличения резервирования в этом году мы видим в части кредитов ЮЛ. Источник: расчеты «Эксперт РА» по данным Банка России Мы ожидаем ухудшения качества порядка 20–30 % реструктурированных кредитов ЮЛ и не менее 20 % льготных кредитов ЮЛ, что потребует доначисления резервов в размере до 900 млрд рублей.

Рост уровня дефолтности заметно отразится на доле просроченной задолженности по кредитам МСБ уже в этом году. Однако указанное увеличение резервов будет растянуто на два-три года.

Так, доля просроченной задолженности по кредитам крупному бизнесу будет расти постепенно в течение нескольких лет, поскольку часть кредитов крупному бизнесу банки будут продолжать реструктурировать, а отдельные крупные кредиты будут переуступлены третьим сторонам в рамках расчистки баланса от проблемных активов. По нашим оценкам, в 2022-м объем чистых отчислений в резервы вырастет до 1,9–2 против 1,5 трлн рублей в 2020 году, что приведет к росту стоимости риска с 2,6 в 2020-м до 3,1 % в 2022 году. В 2020 году значительную поддержку прибыльности сектора оказала положительная валютная переоценка, составившая более 270 млрд рублей (без ее учета рентабельность сектора составила около 13 %).

По нашим оценкам, по итогам 2022 года чистая прибыль сектора снизится на 20–30 %, до 1,1–1,2 трлн рублей в связи с ростом отчислений в резервы, сжатием чистой процентной маржи и уменьшением доходов от валютной переоценки.

Как следствие, рентабельность сектора в 2022 году уменьшится с 16 до 10–11 %. В 2022 году будет наблюдаться рост процентных ставок для большинства категорий заемщиков в связи с повышением ключевой ставки и постепенным снижением объемов господдержки в отдельных сегментах кредитования (ипотеке, кредитовании МСБ).

Для ипотечных кредитов и кредитов крупному бизнесу рост может составить до 0,5 п.

п., для потребительских кредитов и кредитов МСБ – до 1,5 п. п. Ставки по привлеченным средствам банки будут повышать более сдержанно, однако с учетом ожиданий рынка по дальнейшему росту ключевой ставки увеличение стоимости фондирования составит не менее 0,5–0,75 п.

п. Несмотря на заметный рост ставок по кредитам, банкам не удастся удержать чистую процентную маржу на уровне 2020 года в связи с невысокими темпами роста кредитования (совокупный кредитный портфель ЮЛ и ФЛ прибавит 7 %). Поэтому выдача кредитов по более высоким ставкам не сможет компенсировать роста стоимости фондирования. Кроме того, срочность ресурсной базы сектора значительно меньше, чем срочность кредитного портфеля: так, на 01.01.2022 доля привлеченных средств ЮЛ и ФЛ срочностью до шести месяцев составляет 46 %, а доля кредитов срочностью свыше одного года – 76 %.

Таким образом, удорожание привлеченных средств произойдет значительно быстрее, чем повышение доходности кредитного портфеля. В результате в 2022 году мы ожидаем сжатия уровня чистой процентной маржи на 0,2 п.

п., до 3,8 %. По итогам 2020-го чистые процентные доходы показали заметную положительную динамику и прибавили 8 против сокращения на 1 % в 2020 году. Однако их рост был обеспечен исключительно уменьшением стоимости фондирования в связи с понижением ключевой ставки (процентные расходы сократились на 17 %).

При этом динамика процентных доходов в 2020 году была отрицательной (-5 против +7 % по итогам 2020-го). Мы ожидаем, что в 2022 году в связи с удорожанием фондирования чистые процентные доходы вырастут незначительно (не более чем на 2–3 %).

Как следствие, произойдет дальнейшее усиление роли комиссионного бизнеса. По нашим оценкам, чистый комиссионный доход вырастет на 14 в 2022-м против 10 % в 2020 году, а его доля в чистых операционных доходах увеличится на 2 п. п., до 28 %. Источник: данные публичной отчетности банков, прогноз «Эксперт РА» Наиболее заметную положительную динамику по итогам 2020 года показали комиссионные доходы от брокерского обслуживания (+28 %) и вознаграждение по выданным гарантиям (+29 %).

п., до 28 %. Источник: данные публичной отчетности банков, прогноз «Эксперт РА» Наиболее заметную положительную динамику по итогам 2020 года показали комиссионные доходы от брокерского обслуживания (+28 %) и вознаграждение по выданным гарантиям (+29 %).

При этом доля доходов от брокерского обслуживания в структуре комиссионных доходов банков заметно выросла с 9 до 11 %. В 2020 году на фоне существенного снижения ставок по депозитам объем средств на брокерских счетах в банках вырос в 2,5 раза, до 798 млрд рублей.

Мы считаем, что в 2022 году переток средств со вкладов на брокерские счета продолжится, поскольку повышение ставок по депозитам будет незначительным. Однако мы не видим в этом значимого риска для банковского сектора в связи с избыточной ликвидностью.

За период с 2014 по 2020 год один из основных показателей кредитной активности банковского сектора – отношение портфеля кредитов ФЛ и ЮЛ к привлеченным средствам ФЛ и ЮЛ – заметно снизился (с 89 до 76 %).

На протяжении рассматриваемого периода темпы прироста кредитования преимущественно были ниже темпов прироста ресурсной базы, что свидетельствует о недостаточной емкости кредитного рынка, то есть об образовании дефицита качественных заемщиков. Как следствие, в банковском секторе накапливается избыточная ликвидность, поскольку банки не готовы нести повышенные кредитные риски.

Так, в среднем топ-30 крупнейших банков по величине активов могут покрыть отток около трети всех привлеченных средств клиентов за счет имеющихся ликвидных активов.

О недостаточной емкости рынка кредитования также косвенно свидетельствуют слабые темпы роста кредитования без стимулирования со стороны государства. В результате для поддержания рентабельности бизнеса банки вынуждены искать альтернативные источники бизнеса. * С учетом выпущенных облигаций и векселей.

Кредиты ЮЛ = кредиты нефинансовым компаниям. Источник: расчеты «Эксперт РА» по данным Банка России На фоне снижения маржинальности традиционного банковского бизнеса и увеличения конкуренции за клиентов с финтехами банки вынуждены искать новые источники доходов. Многие крупные банки увеличивают вложения в смежные сектора финансового рынка, например, лизинговый и страховой бизнес.

Так, за последние пять лет доля банковских лизинговых компаний в объеме нового бизнеса автолизинга, являющегося наиболее диверсифицированным и привлекательным с точки зрения доходности, выросла с 39 до 50 %. Кроме того, чтобы расширить клиентскую базу и повысить доходность бизнеса, банки все чаще предоставляют клиентам небанковские сервисы. В связи с этим банки становятся одними из ключевых инвесторов в современные технологии и активно приобретают бизнес в наиболее перспективных направлениях экономики (товарных маркетплейсах, строительстве, сфере услуг, общественного питания, транспорта и т.

д.). Также банки зачастую становятся собственниками непрофильного бизнеса в рамках урегулирования задолженности по кредитам крупных проблемных заемщиков. Столь сильный интерес банков к непрофильному бизнесу может привести в среднесрочной перспективе к заметному огосударствлению реального сектора экономики, поскольку костяк банковской системы составляют госбанки (на них приходится порядка 74 % активов банковского сектора на 01.01.2021). Таблица 1. Ключевые финансовые показатели банковского сектора Показатель 01.01.2019 01.01.2020 01.01.2022 01.01.2022 (прогноз) Кредиты крупному бизнесу, млрд руб.

29 157 29 040 31 958 32 917 темп прироста номинальный, % 12 -0,4 10,0 — темп прироста с исключением валютной переоценки (оценка «Эксперт РА»), % 11,1 -2,1 4,5 3 без учета льготного кредитования 3,9 — Гарантии 5,6 6,4 6,9 7,8 темп прироста, % -1,0 14 9 12 Кредиты МСБ, млрд руб. 4 215 4 737 5 811 6 511 темп прироста, % 1,1 12,4 22,7 15 без учета льготного кредитования, % 7,1 23,9 -7,2 6 Ипотечные кредиты, млрд руб. 6 410 7 492 9 305 10 701 темп прироста, % 23,6 16,9 24,2 15 без учета льготного кредитования 11,1 7 Автокредиты, млрд руб.

817 955 1 031 1 124 темп прироста, % 15,5 14,0 7,9 9 без учета льготного кредитования, % 4,4 5 Необеспеченные потребительские кредиты ФЛ, млрд руб. 7 386 8 926 9 707 10 678 темп прироста, % 22,2 20,8 8,8 10–12 Прибыль до налогов (без МСФО 9), млрд руб. 1 345 1 600 1 574 1 100–1 200 ROE (по прибыли до налогов без МСФО 9), % 13,8 14,6 15,9 10–11 NIM, % 4,4 4,1 4,0 3,8 COR, % 1,7 2,1 2,6 3,1 Источник: данные Банка России и публичной отчетности банков, прогноз «Эксперт РА» Объем, млрд руб.

1 345 1 600 1 574 1 100–1 200 ROE (по прибыли до налогов без МСФО 9), % 13,8 14,6 15,9 10–11 NIM, % 4,4 4,1 4,0 3,8 COR, % 1,7 2,1 2,6 3,1 Источник: данные Банка России и публичной отчетности банков, прогноз «Эксперт РА» Объем, млрд руб. Процентная ставка, % Кредиты системообразующим организациям на пополнение оборотных средств 155 2,7 Программы «ФОТ-0» (кредиты МСП на неотложные нужды для поддержки и сохранения занятости) 102 «ФОТ 2.0» (кредиты на возобновление деятельности) 442 2,0 Адаптированная программа национального проекта МСП по льготному кредитованию 873 8,5 ИТОГО 1 572 «Эксперт РА» по данным Минэкономразвития, оценка «Эксперт РА» 1Под добровольной ликвидацией мы понимаем сдачу лицензии или присоединение в рамках M&A. 2 Со стабильного на негативный или с позитивного на стабильный.

3 С 01.10.2020 и 01.11.2020 прекращены программы «ФОТ-0» (кредиты МСП на неотложные нужды для поддержки и сохранения занятости) и «ФОТ 2.0» (кредиты на возобновление деятельности)). Программа кредитования 8,5 % (Постановление 1734) продолжает действовать, ставка будет снижена до 7,25 %. В рамках национального проекта МСП в 2022 году запланирована выдача кредитов по льготной ставке в объеме 700 млрд рублей.

4 В 2018–2019 годах темп прироста без учета изменений в Едином реестре субъектов МСБ (оценка агентства «Эксперт РА»). Начиная с августа 2017-го ФНС ежегодно обновляет Единый реестр субъектов МСП, вследствие чего из него третий год подряд исключается значительное число организаций, утративших статус субъекта МСП. Это отрицательно сказывалось на объеме кредитного портфеля МСП и, как следствие, приводило к росту объема портфеля кредитов крупному бизнесу.

Условия использования и ограничение ответственности

Эксперт рассказала, что принесет 2022 год фондовым рынкам

Важным драйвером роста стали десятки миллионов новых инвесторов, которые пришли на рынок и принесли туда деньги. Они получили позитивный опыт и, скорее всего, приобщат к инвестициям друзей и увеличат собственные портфели. Приток инвесторов произошел не только в США.

В России по итогам 2020 года на Мосбирже зафиксировано более 8,8 млн клиентов. Читайте на РБК Pro — К чему привел инвестиционный бум?

— Еще одним рекордом-2020 стали первичные размещения акций на биржах США.

Сейчас порядка 70% из вышедших на биржу компаний торгуются выше цены IPO. Компании на фоне инвестиционного бума зачастую повышали цену размещения перед самим выходом на биржу. Платформа по аренде жилья Airbnb (NASDAQ: ABNB), например, несколько раз изменяла оценку бизнеса, и в итоге она составила $47 млрд.
Платформа по аренде жилья Airbnb (NASDAQ: ABNB), например, несколько раз изменяла оценку бизнеса, и в итоге она составила $47 млрд.

IPO Airbnb стало крупнейшим в 2020 году. Тренд на большое число IPO продолжился и в январе 2022 года. Уже разместились cтартап для покупок в рассрочку Affirm (+140% к цене IPO), интернет-магазин подержанной одежды Poshmark (+98%), производитель средств для ухода за питомцами Petco Health and Wellness (+63%).

Аналитики ИК «Фридом Финанс» ждут в этом году много интересных размещений, например, Instacart, Roblox и Robinhood. В России принять участие в IPO отдельных компаний на рынке США могут квалифицированные инвесторы, а широкому кругу доступен закрытый паевой инвестиционный фонд (ЗПИФ) «Фонд первичных размещений». Это портфель из акций самых перспективных компаний, которые провели IPO.

После трех месяцев после размещения акции компаний продаются, чтобы инвестировать в новые IPO.

— Как можете охарактеризовать начало 2022 года для фондовых рынков?

— 2022 год начался на фондовых рынках с преобладанием «бычьих» настроений. Время Трампа прошло. Инвесторы уже не обращают внимания на новости, связанные с ним. Поэтому, хотя временный захват протестующими Капитолия и второй импичмент Трампа стали историческими событиями, они не оказали весомого влияния на динамику фондовых индексов.

Растущий тренд на рынке США, на который оглядываются все мировые фондовые площадки, сохраняется, и в основном этому способствует вступление в должность избранного президента Джозефа Байдена.

На фоне общего позитива новый исторический максимум показал и индекс Мосбиржи, поднявшись выше 3500 пунктов. Новый пакет фискальных стимулов на сумму до $2 трлн от Байдена увидит свет в ближайшие месяцы. Именно фискальные меры поддержки останутся для рынка основным позитивным драйвером.

Дальнейшая реализация экономической программы нового президента будет зависеть не только от согласия внутри партии, но и от тренда пандемии.

В 2022 году тенденция роста популярности инвестиционных инструментов будет набирать обороты.

Основным преимуществом для широкого круга инвесторов остается кратное превышение потенциальной доходности рынка акций доходности по банковским вкладам. По данным ЦБ, по итогам первой декады января 2022 года средняя максимальная ставка в Топ-10 банков составила всего 4,486%.

Нашему рынку есть куда расти — и по стоимости, и по числу клиентов.

Капитализация одной Apple ($2,4 трлн) в три раза больше капитализации всего рынка РФ. — Что будет влиять на рынок США в 2022 году? — Рост ВВП и занятости обеспечат американской экономике V-образное восстановление в 2022-2022 годах.

Безработица в 2020 году резко выросла, но достаточно быстро людей стали брать обратно на работу. Сыграли свою роль стимулы экономики, а также испуг всего человечества и попытки с ним справиться.

Основные локомотивы экономики уже сейчас выходят из кризиса гораздо быстрее, чем ожидали даже самые оптимистично настроенные аналитики во всем мире. Даже те, кто предполагал, что фондовый рынок покажет рост, не до конца оценили, насколько сильным этот рост в конечном счете будет. Новый пакет экономической помощи предусматривает расширение программы займов для малого бизнеса, чеки на $2000 малоимущим американцам и дополнительные выплаты пострадавшим компаниям.

Эффективные и своевременные меры поддержки ускорят восстановление пострадавших отраслей. Вакцинация населения США с высокой вероятностью охватит значительное число людей ко второму кварталу 2022 года, что позволит ослабить меры защиты от COVID-19 и, тем самым, стимулирует восстановление спроса на путешествия и другие офлайн-активности, которых не хватало в 2020 году. Эффективность применяемых в Соединенных Штатах вакцин Pfizer Inc.

(NYSE: PFE) — BioNTech SE (NASDAQ: BNTX) и Moderna (NASDAQ: MRNA) составляет около 95%.

Избранный президент США Джо Байден воспринимается как более прагматичный политик, что будет способствовать восстановлению международных отношений и не даст развиваться торговым войнам, которые вел Дональд Трамп. Посты Байдена в Twitter вряд ли будут двигать рынки. От демократа ждут более скучного и предсказуемого правления, а это нравится инвесторам и идет на пользу фондовым рынкам.

— Каков прогноз по ставке ФРС? — Мягкая монетарная политика — нулевая ставка и рост активов — ФРС продлится еще 1-1,5 года. В 2022 году все будут следить за риторикой Федрезерва, не ожидая активных действий. Кратковременным негативным драйвером для рынков могут стать высказывания Джерома Пауэлла, председателя ФРС, о том, что Центробанк начинает «думать о том, чтобы думать о повышении ставки».

Кратковременным негативным драйвером для рынков могут стать высказывания Джерома Пауэлла, председателя ФРС, о том, что Центробанк начинает «думать о том, чтобы думать о повышении ставки». Ожидается ребалансировка портфелей из акций роста в акции циклических секторов на фоне восстановления экономики.

Котировки компаний энергетического, транспортного и финансового секторов уже в 2020 году начали повышаться, указывая на рост экономики. Главные бенефициары пандемии (здравоохранение, технологии, коммуникации и акции «stay-at-home», связанные с самоизоляцией и постоянным нахождением дома), в свою очередь, готовятся растерять часть прироста.

Макроэкономический прогноз на 1 полугодие 2022 года: неглубокая заморозка Поделиться Facebook Twitter VK

, управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА»

  1. Высокие относительно развитых рынков процентные ставки и восстановившиеся цены на экспорт, скорее всего, будут способствовать укреплению рубля. Санкционные риски, как показывает опыт последних лет, существенно переоцениваются, а российская экономика достаточно устойчива к ним. Мы ожидаем, что курс пробьет уровень 70 рублей за доллар в конце II квартала 2022-го, но в течение года курс будет существенно колебаться в зависимости от положения и настроений в российской и мировой экономиках.
  2. Постепенная отмена карантинных мер для предприятий и населения способствовала восстановлению экономической активности в июне – сентябре, однако после этого восстановление прекратилось, как и в большинстве других стран мира, не считая Китая. С октября российская экономика балансирует в неустойчивом равновесии: относительное восстановление цен на нефть и достаточно успешное начало вакцинирования в РФ и мире не может перебить эффекта ограничений, связанных со второй волной пандемии.
  3. Темпы снижения объемов внешней торговли замедляются. Торговля с Китаем восстанавливается: объемы импорта вернулись на докризисный уровень, экспорт пострадал не так сильно, как в случае с другими торговыми партнерами. Учитывая, что Восточная Азия – это единственный регион мира, который показывает положительную динамику роста в 2020-м, восстановление торговли с КНР выступает в качестве стабилизирующего фактора для рынка РФ. Падение цен и физических объемов экспорта нефти и газа изменило структуру экспорта и импорта, в частности, выросла роль сельского хозяйства. Однако чрезвычайные меры, объявленные в конце года, могут оказать негативное влияние на дальнейшее развитие всего сектора.
  4. Вторая волна пандемии замедлила процесс восстановления экономики в IV квартале 2020 года. В I квартале 2022 года рост будет вялым и неровным, большая часть убытков придется на сектора, ориентированные на массового конечного потребителя, тогда как другие отрасли получат позитивный импульс за счет увеличения бюджетных расходов и все еще слабого рубля. Устойчивого восстановления производства и потребления можно ожидать только в середине года – по итогам 2022-го будем наблюдать рост в 3,3 %. Доходы населения также ощутимо вырастут, но крайне неравномерно по группам граждан.
  5. Денежно-кредитная политика в России останется относительно мягкой, но в снижении ставок сделана пауза. Инфляция к концу 2020-го дала резкий скачок, в основном за счет роста цен на продовольствие. Банк России с июля не понижал ставки, а 18 декабря сделал крайне жесткое заявление, фактически заморозившее ставку до мартовского заседания. Дальнейшее понижение ставки возможно только в том случае, если экономическая рецессия усугубится или (что более вероятно) инфляция уйдет в пике и заякорится в районе 3,5 % годовых к концу квартала. В таком случае можно ожидать снижения на 25 б. п. в марте или апреле, а при медленном восстановлении экономики и далее – ниже психологически важного инфляционного таргета в 4 %.
  6. Бюджет РФ по итогам 2020 года окажется дефицитным вследствие одновременного сокращения поступлений и роста расходов, однако сам дефицит остается управляемым, а программа заимствований реализуется с минимальным привлечением ресурсов Банка России. Мы ожидаем, что бюджетные индикаторы постепенно вернутся к мирному, без эффектов пандемии и борьбы с ней уровню только в 2022 году. Изменившиеся структуры экономики и занятости, которые деформировали пандемия и экономический кризис, а также устойчиво выросшие социальные и медицинские расходы, не позволят вернуть параметры бюджета «золотого» 2020 года.

Экономическая рецессия, вызванная пандемическим кризисом и связанными с ним карантинными мерами, продолжается.

Однако сегодня прогноз динамики ВВП по итогам 2020 года значительно более оптимистичен, чем всего несколько месяцев назад. Пик роста экономической активности пришелся на август – сентябрь, после этого рынок стал стагнировать, что подтверждается как официальной статистикой, так и данными платежных операторов. Дальнейшая динамика восстановления рынка будет сильно зависеть от эволюции эпидемиологической обстановки и строгости ограничений, направленных на борьбу с пандемией.

Также важную роль будут играть программы поддержки бизнеса со стороны властей и ЦБ.

Большинство международных границ, вероятнее всего, останутся закрытыми как минимум до середины 2022 года.

Базовый сценарий предполагает, что по итогам 2020 года ВВП снизится на 3,8 %, в 2022-м прибавит 3,5 % (в основном благодаря росту бюджетных расходов в конце 2020-го и новому раунду восстановления сырьевых цен), а в 2022-м увеличится на 2,2 %. Ключевые индикаторы 2018 2020 2020 2022 (п) 2022 (п) Прирост ВВП, % 1,7 1,4 -3,8 (п) 3,5 2,2 Инфляция, % 3,2 3,2 4,9 3,5 3,5 Ключевая ставка ЦБ (31 декабря), % 7,75 6,25 4,25 4 4,75 Курс RUB/USD (31 декабря) 65 61,5 74 69 69 Стоимость барреля нефти Brent (ср.) 68 65 52 53 53 В III квартале 2020 года темп инфляции оказался ниже, чем в аналогичном периоде 2020-го, в основном в связи с эффектом высокой базы и падением деловой активности из-за пандемического кризиса.

Однако инфляция с октября выстрелила существенно выше целевого уровня ЦБ РФ, во многом повторив мартовско-апрельский скачок, на слабом рубле и росте цен на продовольствие, в том числе связанных с курсовыми выгодами. Банк России 18 декабря заявил максимально жестко для последнего времени и фактически исключил понижение ставки до уровня, принятого на мартовском заседании, увязав свои действия с динамикой потребительской инфляции и жилищного сектора. Мы полагаем, что дальнейшее понижение ключевой ставки будет возможно только в том случае, если темпы инфляции радикально упадут в начале года.

Мы считаем это вероятным: данный сценарий может воплотиться в жизнь, если экономическая активность резко упадет из-за второй волны пандемии, а эффект базы усилит результат смягчения. В этом случае снижение ставки на 25 б. п. может быть не последним, однако ключевая ставка в 3,5 % и ниже вероятна только при негативном, но неинфляционном сценарии развития экономической ситуации.

Если серьезных внешних шоков не предвидится, можно ожидать постепенного возвращения ЦБ РФ к нейтральной денежно-кредитной политике – ключевая ставка будет постепенно увеличиваться начиная с 2022 года (до 5 % и выше), а темпы инфляции будут оставаться в диапазоне целевых значений. Мы не считаем риск ужесточения денежно-кредитной политики в наступающем году реалистичным, а противодействие «пузырям» на сырьевых и финансовых рынках будет осуществляться через тонкую настройку регулирования.

В III квартале 2020 года обменный курс российской валюты оказался неожиданно волатильным – к концу сентября он достиг почти 80 рублей за доллар, к концу ноября вернулся к отметке 72–73, чтобы ослабнуть на усилении второй волны и санкционных страхах.

Волатильность обменного курса рубля вызвана эффектами пандемии, а также смягчением денежно-кредитной политики, риском ужесточения санкций и другими геополитическими факторами. Мы ожидаем, что курс рубля к середине 2022-го выйдет на отметку около 70 рублей за доллар, но при этом колебания будут весьма высокими, сопоставимые по масштабу с 2018 и 2020 годами.

Реальные располагаемые доходы населения в первой половине текущего года значительно снизились, но этот процесс был крайне неравномерным по сегментам экономики.

За текущий год уровень безработицы резко вырос: по итогу III квартала он достиг 6,2 %. Стоит отметить, что рост оказался ограниченным благодаря мерам государственной поддержки и склонности российского бизнеса снижать зарплаты сотрудникам вместо того, чтобы сокращать штат.

Самый резкий рост безработицы наблюдается в секторах с высоким уровнем неофициальной занятости.

Рост зарегистрированной безработицы в этом году – очевидный результат административных решений по упрощению получения пособий по безработице. Мы ожидаем, что пик безработицы уже пройден, а сохранение ограничений миграции в 1-м полугодии 2022 года будет способствовать росту заработных плат и занятости. Основные показатели 3Q 2020 (оценка) 3Q 2020 г/г, % Торговый баланс (товары) 64,8 124,3 -48 Экспорт 234,9 307,3 -24 сырая нефть 54,3 91,4 -41 нефтепродукты 34,0 49,9 -32 природный газ 16,1 31,1 -48 сжиженный природный газ 6,0 6,3 -5 прочее 124,4 128,6 -3 Импорт 170,1 183,0 -7 Торговый баланс (услуги) -12,2 -26,5 -54 Экспорт услуг 33,9 46,6 -27 Импорт услуг 46,1 73,0 -37 Источник: ЦБ РФ Объемы экспорта нефти продолжают снижаться, но уже медленнее.

Торговый баланс в III квартале 2020-го также продолжил ухудшаться (-55 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), как и экспорт ряда сырьевых продуктов: по итогам 9 месяцев прошедшего года экспорт нефти в денежном выражении упал на 41 %, нефтепродуктов – на 32 %, природного газа – на 48 %. Темпы снижения объемов экспорта упали за счет некоторого восстановления спроса на мировом рынке и ограничения объемов выработки нефти в рамках сделки между членами ОПЕК+. Объемы товарного импорта снизились несущественно (-7 % за 9 месяцев 2020 года), если сравнивать с резкой просадкой импорта услуг (-54 %).

Основной причиной снижения стало сокращение внутреннего и внешнего спроса в связи с негативным влиянием карантинных мер на рынок и закрытием границ. Мы ожидаем, что по итогам года торговый баланс окажется профицитным, однако существенно ухудшится, если сравнивать с показателями 2020-го.

Физические объемы нефтяного экспорта в 3 квартале продолжили снижаться, тогда как экспорт нефтяных продуктов и природного газа несколько восстановился. Регион мира Янв. – окт. 2020 г. Янв. – окт. 2020 г. YoY, % $ млрд Экспорт Импорт Доля (%) Экспорт Импорт Доля (%) Экспорт Импорт Весь мир 348,5 198,9 100,0 269,9 185,0 100,0 77,5 93,0 ЕС 157,0 71,6 41,7 111,1 65,6 38,8 70,8 91,6 АТЭС 92,2 82,9 32,0 76,5 78,6 34,1 83,0 94,8 В т.

ч. Китай 46,1 43,9 16,4 39,5 44,2 18,4 85,7 100,8 СНГ 43,8 22,5 12,1 39,1 20,1 13,0 89,2 89,6 США 10,6 11,0 4,0 9,0 10,7 4,3 84,4 97,3 Источник: Федеральная таможенная служба РФ Товар Янв. – окт. 2020 г. К янв. – окт. 2020 г., % Тыс. тонн $ млн Тыс. тонн $ млн Сырая нефть 199 861,7 60 326,0 89,0 58,9 Нефтепродукты 116 598,5 37 607,5 100,0 67,9 Природный газ, млрд куб.

м 159,0 19 037,7 88,6 55,6 Машины и оборудование 1 750,0 18 832,3 87,5 88,3 Черные металлы 32 933,3 12 995,2 96,1 83,7 Источник: Федеральная таможенная служба РФ Товар Янв. – окт. 2020 г. К янв. – окт. 2020 г., % Тыс.

тонн $ млн Тыс. тонн $ млн Машины и оборудование — 87 134,6 — 95,5 Пластмассы и изделия из них 3 200,0 7 626,9 95,1 93,1 Одежда — 5 868,3 — 94,9 Медикаменты — 5 506,4 — 69,5 Черные металлы 4 340,2 3 075,7 70,3 71,8 Источник: Федеральная таможенная служба РФ Объемы торговли с Китаем восстанавливаются. Экспорт в Китай пострадал от кризиса меньше всего, импорт из КНР по итогам января – октября 2020 года оказался даже большим, чем за аналогичный период 2020-го.

Причиной, вероятно, является быстрое восстановление КНР после пандемического кризиса: китайские экспортеры уже сейчас пытаются активно расширять бизнес, тогда как во многих других странах предприятия по-прежнему скованы карантинными ограничениями. Физические объемы экспорта нефти, нефтепродуктов и природного газа постепенно восстанавливаются, однако в денежном выражении экспорт за первые 10 месяцев 2020 года значительно сократился по сравнению с 2020-м.

Мы ожидаем, что благодаря постепенному восстановлению деловой активности на мировом рынке и смягчению условий сделки ОПЕК+ объемы экспорта будут расти как в физическом выражении, так и в денежном.

Сокращение объемов импорта обусловлено волатильностью курса рубля, высоким уровнем рыночной неопределенности и карантинными ограничениями.

Объем дополнительных бюджетных расходов за первые 11 месяцев 2020 года составил около 7,5 % ВВП. Расходы из федерального бюджета за 1-е полугодие 2020 года выросли на 26 % по сравнению с аналогичным периодом 2020-го.

Вместе с тем поступления в бюджет сократились почти на 5 % из-за негативного влияния карантинных мер и локдаунов. Поступления от продажи нефти и газа снизились на 59 %. Поступления из других источников выросли во многом благодаря крупной сделке с участием Сбербанка: ЦБ РФ продал контрольный пакет акций Сбербанка Министерству финансов.

Мы ожидаем, что дефицит федерального бюджета по итогам года составит 4 % от ВВП, в том числе и из-за восстановления ненефтяных доходов к концу 2020-го.

Региональные бюджеты оказались в лучшем положении, чем ожидалось весной, из-за роста собираемости НДФЛ и значительных субсидий наиболее проблемным регионам из федерального бюджета.

Мы ожидаем, что бюджетная политика в ближайшее время останется мягкой, умеренная консолидация бюджета произойдет в 2-м полугодии 2022-го и будет ограничена сентябрьскими выборами в Думу, а более радикальные шаги предпримут в 2022–2023 годах. 01.01.2020 01.04.2020 01.07.2020 Прямые инвестиции 587 479 535 Участие в капитале и паи/акции инвестиционных фондов 437 340 389 Долговые инструменты 150 139 147 Портфельные инвестиции 302 210 243 Участие в капитале и паи/акции инвестиционных фондов 211 134 156 Долговые инструменты 91 76 87 Производные финансовые инструменты 6 11 7 Прочие инвестиции 260 248 376 Источник: ЦБ РФ Резервы Центробанка продолжили расти, в основном за счет переоценки стоимости золотых запасов. ЦБ приостановил закупки золота 1 апреля 2020 года, но его стоимость существенно выросла.

Уменьшение внешнего долга России в 2020 году в первую очередь связно с сокращением участия нерезидентов в гособлигациях вследствие высокой волатильности обменного курса рубля, кроме того, значительно повлияла курсовая переоценка. Впервые с 2017-го в августе 2020 года Минфин потратил часть средств ФНБ на финансирование бюджетного дефицита ($ 3,55 млрд).

Предполагается, что расходование средств из ФНБ будет осуществляться для компенсации падения цен на нефть, но не для поддержки бюджета в условиях пандемии. Для последней цели предполагается осуществление дополнительных заимствований. В частности, Минфин значительно нарастил объем заимствований как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

План по размещению облигаций Минфин выполняет с опережением, за 2020 год уже привлечено более 5 трлн рублей. Мягкая денежно-кредитная политика снижает стоимость обслуживания заемных средств и стимулирует рефинансирование, однако высокая рыночная неопределенность вкупе с сокращением доходов из-за карантинных ограничений не позволяют бизнесу восстановиться за счет инвестиционной деятельности и привлечения кредитов. Ввиду снижения реальных располагаемых доходов населения личное потребление вряд ли станет драйвером рыночного роста.

При этом экспортные возможности могут пострадать как от регулирования цен через квоты (сельское хозяйство), так и от внешнеторговых конфликтов (металлы и химия). Нефтяная промышленность будет постепенно восстанавливаться благодаря активизации деловой активности на мировом рынке. Смягчение условий сделки ОПЕК+ может сыграть на руку российским экспортерам нефти.